Мы своих не бросаем! Ирак 2012

Текст: Alex Ruriders

Фото: участники пробега, Ruriders, Пилот, Интернет

Источник

История российских мотопутешественников:

Олег Капкаев

Александр Варданянц

Олег Максимов

Максим Игнатьев

Сейчас будет немного проплаченного пафоса, сорри 🙂

Как Гражданин Российской Федерации, я искренне хочу гордиться этой формальной состовляющей моего паспорта, хотя бы находясь за пределами Родины. Не просто гордиться, а осозновать и верить, что моя гордость — это не пустой модный тренд, а реально подкрепленное обоюдное чувство между мной и моим родным государством. Я плачу налоги и тем самым содержу армию нанятых мною чиновников только для того, чтобы наше чувство было подкреплено реальным и действенным механизмом защиты. Когда нанятый мной чиновник перетягивает «одеяло обоюдности» на себя или не дает мне то, что положено мне по «брачному договору» (социальному договору), ты начинаешь сомневаться в подлинности чувств, тем самым уходит сперва вера (ты идешь на Болотную), ну а затем исчезает и сама гордость за принадлежность к этому «великому» статусу (ты собираешь чемодан и валишь на ПМЖ туда, где тепло).

Так вот, если государство придерживается нашего с ним «брачного договора», то какой бы я ни был конченый уебан или зажиточный мудень, наличие лишь формальной принадлежности к «великому статусу» Гражданин России, автоматически должно порождать искреннее желание доказать мне это. Меня грабят — партнер по чувствам запускает механизм доказывания верности нашему с ним договору: полиция ловит, суд сажает, гуин сторожит. Договор исполнен, ты видишь, что партнер верен, тебя распирает гордость, что выбрал такого партнера, ты гордишься этим паспортом и этим «великим статусом». Тебя сажают в тюрьму за то, чего ты не делал — партнер где-то тебя нагрел, понимаешь ты, в жопу такого партнера, заключаешь ты 🙂

И чем больше людей в этой стране начинают замечать за партнером косяки, тем больше их появляется на Болотных и прочих площадях, потому как заебало, когда так шваркают на пустом месте да при наличии такого красивого брачного договора. Общество начинает понимать, что игра в одни ворота с чувствами, не соответствует их договору и начинает требовать от государства соблюдения договоренностей.

Пример с реакцией целой группы общества — мотоциклистами, на предпологаемое нарушение государством принятых на себя обязательств — это ярчайшее доказательство того, что ВЕРА в обоюдность чувств стоит под вопросом. Мотоциклисты — это особая часть социума, их объединяет одно, ежедневная угроза жизни со стороны иных участников дорожного движения, они как никто иной знают, что такое братство и взаимовыручка. «Мир не без уродов», конечно, но в большей своей массе мотоциклисты чтут это негласное правило о братстве и взаимовыручке, ведь на месте лежащего в кювете байкера может оказаться он сам.

Братство не подвело и в этот раз. SOS! Bikers code! В нашей стране это выразилось в акции у Посольства Республики Ирак в России. Когда мы не видим или не верим, что государство выполняет свои функции так, как этого желает добросовестный партнер, мы вынуждены действовать на свое усмотрение. И заметьте, мотоциклисты не поехали к МИДу, народ вышел напрямую, минуя посредников, к непосредственному нарушителю прав представителей мотосообщества. Нас не интересовали нелепые отговорки о толи действительных, толи недействительных визах парней, опасности обстановки в стране въезда и т.д., взбесил сам факт ограничения свободы наших парней, сообщение о пытках и отсутствие видимой и публичной реакции со стороны государства на данное событие.

Если бы реакции на крик мотособщества не последовало, на следующий день ревущие моторы стояли ли бы уже на Смоленской площади, и было бы их не три сотни, а тысячи, и уже не просили бы они о «содействии в освобождении», а задавали бы государству один прямой вопрос: «Какого хера пять дней до парней, сидящих в иракской тюряге, не могут доехать консульские работники МИДа в Багдаде!?»

Доказательством особого братского кода стало то, что у Посольства Республики Ирак во многих странах мира прошли точно такие же акции с требованием освободить российских мотоциклистов. Люди по зову сердца искренне вышли поддержать своих российских мотобратьев, попавших в беду.

В России конечно же без политического опломба ни как нельзя, любую волну надо попытаться окрасить в правильные цвета. Тут не получилось. Попытки примазаться к искреннему гневу мотособщества разного рода политиканов быстро сошли на нет. Нам нужны парни на свободе, а не политические сопли с телеэкранов!

Все случилось, мотосообщество увидело реакцию партнера, парни на свободе. За результат огромное спасибо, кучу Вам ништяков, низкие поклоны и т.д. Отдали дипломатам парней без суда и следствия — вот главная цель, которой добивались мы (потом объясню почему). Государство показало всем, что за спинами четырех багдадских узников стоит верный и сильный партнер! Своих не бросаем — вот верный признак крепкого тыла и повод для гордости.

Ну хватит лирики, перейдем к самой истории.

Визы

Для того чтобы въехать на территорию Републики Ирак необходимо выполнить две формальности.

Первая формальность — получить въездную-выездную визу в консульском учреждении Республики Ирак.

Вторая формальность — поставить в паспорт при въезде на пограничном пункте два штемпеля, один пограничный, второй «миграционный», по крайней мере при въезде в курдскую часть Ирака. В «миграционном» штемпеле указывается, что по истечении десяти дней с момента въезда вы обязаны встать на учет в каком-то там ведомстве. В нашем случае нас интересует простая въездная-выездная виза для транзита в Иран.

Наши мотопутешественники естественно знали, что им нужно для легального транзита через страну, за плечами десятки международных путешествий, в том числе в непопулярные туристические страны со своими особенностями в допуске мотоциклистов. Дело ответственное и нужное, тем более группа состояла из семи человек. Решено было идти по проторенной дороге, обратиться в московскую турфирму, которая уже организовывала визовую поддержку мотоциклистам при поездке в прошлом году в Иран. Тут и «подфартило», они стали оказывать визовую поддержку по Ираку! Отлично! В одном месте закрываются формальные вопросы сразу по двум странам из пробега. Документы предоставлены, деньги заплачены, въездные-выездные визы получены.

Вот отрывок из переписки с турфирмой «Иракский шутник» (в интересах следствия наименование организации и имена сотрудников изменены):

«Максим (от редакции: Игнатьев — сын Варда), доброго времени суток! )) Это Художник из «Иракский шутник».

Я все выяснил. Наши партнеры в Ираке готовы сделать вам туристические (в т.ч. транзитные) визы минимум на 14 дней. (меньше просто не делают, обычно в Ирак делают визу сроком аж на 2 месяца, но это дорого, мы договорились на меньшие сроки.)

Итак, с вас, в принципе, ничего такого не надо, кроме ксерокопий паспортов (а они, кажется, у нас), 2-х фото и оплаты. С нашим интересом, мы беремся все это оформить за 5500 р. за 1 человека. Если это вас устроит, милости просим заглянуть к нам в офис и подтвердить свое решение. Просим только позвонить к нам сначала, чтобы точно договориться о встрече, тогда мы вам готовим сразу пакет из 2-х виз, Иранской и Иракской.

С уважением и надеждой на сотрудничество«

Причем виза выдана на группу из семи человек!

Первая группа мотоциклистов из трех человек (Яков, Виталий, Раиса) спокойно путешествует по Ираку, живет три дня в Багдаде, гуляет ночью по городу, посещает Вавилон, одним словом — все ок чуваки, жара, пробки, координаты отеля в Багдаде. Спустя десять дней по тому же маршруту, точно с такими же документами в Ирак проездом заезжает наша «счастливая» четверка.

Кто из нас, получая визу в турагенствах, хоть раз проверял подлинность выданных ему документов. Смотрим на дату, свое имя, паспортные данные и все. Как парни могли догадаться, что арабские письмена и печати — это не те каракули, которые должны быть на реальном документе. Одним словом, при сложившихся обстоятельствах, добросовестно заблуждаться в законности своих намерений парни имели право. Они совершили все разумные действия, которые могли быть совершены при схожих обстоятельствах, документы на руках, подтверждение от друзей о безопасности прохождения всех границ и отсутствие претензий к аналогичным документам, что еще?

Ах да, как мы узнали позже, доехать до консульства, выдавшего визу, и обязательно позвонить в посольство страны въезда с целью уточнить обстановку. Кто это хоть раз делал? Я помню как сам попал с визами на границе между Никарагуа и Гондурасом, потеряли день на общение с консульством, в итоге так и не получив юридической консультации о новых визовых соглашениях в Цетральной Америке вернулись в столицу делать визы Гондураса. Потом эта история повторилась с Гватемалой. Консульство реально помогло только в ускорении процедур оформления доков, спасибо им за это!

Давайте зайдем на официальный сайт МИДа и посмотрим что должен был знать турист, который транзитом проезжает через Ирак:

Информация о порядке въезда в Курдскую автономию Ирака не менялась на официальной странице Генконсульства России в Эрбиле с марта 2010 года: http://www.RusGenCons-Erbil.mid.ru/doc/KAR.htm

Информация об Ираке на страничке консульской службы МИДа России содержит минимум необходимых данных:

http://WWW.KDMID.RU/docs.aspx?lst=country_wiki&it=/Ирак.aspx.

Исходя из имеющейся в публичной доступе информации ну ни как нельзя было предположить, что где-то закрался обман.

Задержания

После въезда 16 мая в Ирак в паспортах нарисовались положенные штемпели.

 

Самая безопасная часть Ирака – это, конечно же, Курдистан со своим городом миллионником Эрбилем. Все спокойно, военных практически нет, за исключением тех, которые развернули мотогруппу у города Мосул, народ приветливый. Как таковой границы между этими регионами Ирака нет вообще. После въезда на арабскую часть Ирака начались три дня постов и проверок. Все остановки на постах происходили только из-за самого факта появления мотоциклов и цветной одежды парней. У нас гайцы раньше тоже этим страдали, мол дай тормозну мотоциклиста, пусть командир посмотрит. Тут все тоже самое, все вежливо и с полным отсутствием английского 🙂 Каждый лейтенант на трассе считал своим долгом сообщить своему генералу, что он остановил четырех цветных мотоциклистов, далее следовал вопрос шефу: что с ними делать?

Ни у одного иракского военного или полицейского вопросов к документам парней не было!!!

И в самом деле — кто знает, как должна выглядеть виза его собственной страны, кроме, разве что, пограничников, у которых тоже вопросов не возникло.

19-го мая началась веселуха возле города Киркук. За этот день удалось проехать только 40 километров. Первое длительное задержание произошло у города Таза (15 км от города Киркук в сторону Багдада). Первый обыск, который показал, что изымают все, в том числе и телефоны. Хорошо, что у них в шлемы была встроена блютуз-гарнитура. Подъехав ближе к полицейской машине, где были изъятые телефоны, связались с родными и сообщили о сложившейся ситуации.

Впоследствии, урок первого задержания реализовали в распихивание запасных трубок по всем укромным местам, в том числе и по мотоциклам. Первый звонок российскому консулу, который предложил валить быстро из Ирака. Знали бы они какие приключения их ждут дальше, наверняка послушались бы совета опытного дипломата, но мы простых путей не ищем, эту гору мы возьмем измором!

Второе задержание не заставило себя долго жать, ровно через 15 километров очередной досмотр и ночевка в полицейском участке в провинции Диала. Утром полиция желает счастливого пути до Багдада и парни двигают по направлению к столице. Опять посты, остановки. В итоге за день они смогли проехать 125 км.

 

 

Повторимся, из телефонного разговора, и из последующих писем консульства рекомендация была только одна: разворачивайтесь и езжайте обратно, тут вам делать нечего! Про визы вопросов не было вообще! Зная Олегса, могу поручиться, что если бы был хоть один намек на косяк с документами, то ребята не то что развернулись бы, они бы шахту до Ирана прорыли, чтобы не иметь дел с властями по поводу документов. Но претензий и намеков не было. Собственно шутки в сообщениях от Варда подтверждают эту версию, мы забили на все, жара тока задолбала. 42 градуса на трассе это действительно пекло, о кондерах и холодной водичке на заправках оставалось только мечтать.

 

Трасса на Багдад

На подъезде к Багдаду парней тормозит на посту молодой лейтенант. Попытка объяснить жестами что ептать, мы только из полиции, уперлась в непонимание ни жестов, ни языков. Проверка документов — все ок. Но что-то смутило молодого араба. Тот самый звонок консулу ничего не изменил. «Ебаный в рот, какого хуя вы поперлись! Я же вас предупреждал уебывать! Теперь придется вас вытаскивать 🙂 Странно, но претензий к вашим документам у них нет». Ванька уже подключился к звонкам и беседам с нашими дипломатами. Для парней это был предпоследний звонок консулу. Тем временем мотоциклы были загружены в грузовик, Вард остался в кузове с ними и снимал на камеру с шлема всю движуху. Парни садятся в машины и в сопровождении людей в военной форме их отправляют на первую военную базу, где появляется первый англоговорящий переводчик. А Вард все это время снимал посты, танки и прочую технику. Только когда заметили и сделали устное предупреждение, наш Кэмерон прекратил съемку продолжения Титаника.

После изучения парней на всякие там причастности, погрузка в машину и отправка в конечную точку путешествия — военную базу и одновременно тюрьму возле аэропорта Багдада под названием Мусанна.

Естественно, что никто парням не объяснял, что их задержали для обеспечения их же безопасности, да и как бы они смогли это понять, арабский из них никто не знает 🙂 Из смс по горячим следам однозначно следует, что парни не знают куда их везут, толи в тюрьму, толи в отель. Распиздяйский подход к ситуации отражался особенно ярко в сообщениях Варда, от Олегса шли сообщения о хреновом развитии ситуации, чуйка его не подвела. Позже выяснилось, что въезд в Багдад на мотоциклах ограничен, это после освобождения рассказали дипломаты. Из смс следовало, если днем 21-го не выйдем на связь — поднимайте тревогу! Парни искренне думали, что их ждет очередной разбор полетов с утренним дружеским расставанием :)…

Вечер 20-го застал парней в военной тюрьме. Встреча была теплой. Телефоны, документы, багаж — все изъято после легкого и не такого пристального, как позже выяснилось обыска. На головы надели мешки с резинкой, связали руки за спиной и гуськом на прогон к камере. Все это сопровождалось ломанным английским в исполнении местного доктора аля переводчика.

Показательная акция устрашения — это своего рода способ приема дорогих гостей от местного шефа. Майор — он же хозяин тюрьмы, встретил новых гостей добродушно. По-английски он не говорил или делал вид, что не говорил, от всех действий своих подчиненных он старался дистанцироваться, мол я выше всего этого мирского. Первый вопрос на допросе: консулу звонили? Положительный ответ явно расстроил товарисча. Далее последовал ужин, угощали мясом! Фото анфас-профиль, протоколы, папки, дела и прочая хрень на арабском. Одним словом оформили в номера. Первый вечер прошел можно сказать тихо. Все руководство тюрьмы во главе с хозяином мирно общались с новыми подопечными. Надежда на скорое освобождение была как никогда сильна, возможно это даже расслабляло, ну да задержали, но наверное нас уже ищут, ща сконтачят с нашими дипломатами, мы же сказали, что мы россияне 🙂

Связь с парнями

Два следующих дня прошли в ожидании освобождения. Но оно не наступало. Хавчик становился скромнее, пока вовсе не превратился в смоченную рисом тонкую лепешку. Про мясо и дружеские посиделки с хозяином тоже пришлось подзабыть.

Короче тихий расслабон, охрана смотрит на парней сквозь пальцы. Этим естественно парни неприминули воспользоваться. Попросившись подойти к мотоциклам, которые красовались в самом центре военной базы, за банными принадлежностями и лекарством для Олегса, мужики обзавелись телефонами.

21-го с телефона Олега Максимова приходит смс с координатами парней.

Информация с координатами места заключения перебрасывается консулу. Позже подтверждается место нахождения мотиков по gps датчикам на двух мотоциклах, все рядом с точкой указанной парнями в смс.

Утром 22-го в камеру заходит хозяин и его замполит, улыбаются и кидают фразу: тудэй финиш! Ну слава тебе господи, разродились 🙂 И парни стали ждать того самого финиша… Вечером 22-го нам приходит информация от новостной службы телеканала РЕН, что парней освобождают и вывозят на машинах в Турцию. Очевидно это все были только планы, которые обсуждались консульством и тюремщиками, технической же возможности реализовать планы, как всегда, не получилось.

Утром 23-го парни прислали опровержение освобождения. Все утро пытаемся связаться с консулом, в итоге получаем рекомендацию не поднимать шум и не распространяться на данную тему, в пять часов по местному времени парней будут освобождать, он лично заберет их. Мы тупо ждем часа икс. И нам, и журналистам с РЕНа было сказано, что выезд за пленниками состоялся. Потом начались непонятки типа жду ребят в посольстве, забыл номер выдающего пленных, нужно какое-то сопровождение, а под вечер общение прекратилось вовсе, как с Иваном (именно он был на связи с посольством), так и с журналистами. Единственные кому можно было верить — это своим парням, им точно скрывать нечего. Именно к такому выводу мы пришли по результатам общения с официальными лицами в этот вечер. Между собой договариваемся, что ждем до утра, если парней не освобождают, начинаем подключать все доступные нам средства.

В качестве лирического отступления, хочу привести некоторые выдержки из нашего законодательства о таких вот ситуациях. Согласно пп. 4 п. 2 статьи 5 ФЗ от 5 июля 2010 года N154-ФЗ «Консульский устав Российской Федерации» к консульским функциям относятся принятие мер по охране прав и законных интересов граждан Российской Федерации, находящихся под арестом, заключенных в тюрьму, взятых под стражу либо задержанных, а также мер по розыску пропавших без вести на территории консульского округа граждан Российской Федерации. Статья 18 закона расшифровывает эту функцию и определяет консульские действия в отшении наших пленных. В случае получения сведений о том, что гражданин Российской Федерации, находящийся на территории государства пребывания, арестован, заключен в тюрьму, взят под стражу или задержан, консульское должностное лицо принимает меры по обеспечению надлежащей юридической помощью гражданина Российской Федерации, принимает меры для встречи с гражданином Российской Федерации, находящимся под арестом, заключенным в тюрьму, взятым под стражу или задержанным. Конечно же термин «принимает меры к …» означает, что можно вообще ни хрена не делать, а только меры принимать. Под мерами в этой кривой юридической конструкции можно понимать, например, процесс сношения с властями страны задержания по допуску к задержанному в тюрьму. Сношения начались, значит меры приняты 🙂

Как оно должно быть по правилам понятно, а вот как оно бывает на самом деле. Нота от нашего консульства уходит в МИД Ирака и там на три месяца зависает, потом придет ответ, если повезет, что вашим вопросом занялись, ответ ждите через 4 месяца. И так далее с учетом местного медлительного колорита.

Пример с русскими рабочими в Ираке наверное самый поучительный. Разосрались российский и иракский бизнесмены, у них в СП в Ираке работали русские рабочие. По дружбе местный бизнесмен пристраивает нашего русского рабочего в местную тюрьму! Только через год его смогли вытащить через местных же иракских товарищей. Так вот, как выяснилось, он даже не был оформлен как содержащийся в тюрьме 🙂 Какое там консульство с официальными запросами, куда? На деревню бабушке!?

Все прекрасно понимали, что документооборот в арабской стране может затянуть процесс освобождения парней до бесконечности.

 

Днем 23-го мая настал час икс. В камеру заваливает группа ушлепков в штатском, объявляют через переводчика, что через два часа за ними приедет консул, рекомендуют оперативней доедать рисовый отвар и всю четверку вызывают к майору, дают телефоны и требуют связаться с консулом. Хозяин ждал его приезда, чтобы отдать парней. Но тут происходит наверное самый неожиданный поворот. После разговора с консулом хозяин передает трубку Олегсу, а сам начинает что-то весело лапотать парням в штатском. Олегсу объясняют по телефону, что заказать машину сопровождения не получилось ,и поэтому консул за ними не приедет. Глядя на довольные рожи контрразведчиков, у парней в голове только одна мысль — нас кинули, ща будет пизец. Собственно оно и началось.

На сцену выходят парни в штатском, педиковатый толстый араб переводчик и прочая суровая арабская действительность. Начинаются реальные обыски, шмон мотоциклов и всех вещей. Все это сопровождается раздеваниями, личным досмотром каждого. Одиночные клетки размером с собачью конуру. Парней разделяют и не дают общаться между собой. Допросы с пристрастием начались с Варда. Потом всех по одному и так до утра. Допросы шли и на русском, и на английском, и на арабском, и на курдистанском, и на иврите, и на турецком. Особо улыбнул переводчик. Араб орет с выпученными глазами минут пять, а этот полиглот выдает одну единственную козырную фразу: «У вас все плохо!» «Я вижу, что не хорошо, а что этот говорун сказал-то», — спрашивает Вард. Ответ должен был также заставить задуматься: «Это не важно, но у вас все плохо!» На вопрос о цели приезда в Багдад, следует долгое повествование о необходимости посещения Вавилона и прочих великих памятников междуречья. Перевод этого рассказа состоял в одной единственной фразе от переводчика: «Гыр гыр гыр.» «А вы уверены, что все правильно перевели? » Ответ: «Я перевел то, что считаю нужным! » Походу учился этот переводчик явно не на пятерки 🙂

С каждой минутой напряжение на допросах все нарастало и нарастало. Крики и визги педиков в штатском переростали в угрозы применения пыток, резкие замахи по голове и т.д. Варду начали угрожать расправой над сыном, предлагали показать, как будут засовывать ему иголки под ногти. На все вопросы ребята отвечали, что это ошибка, они никакие не шпионы. Начались угрозы применения смертной казни. Тупость и нелепость обвинений сопровождалась аналогичной тупостью допрашивавших штатских и переводчика. Олегс засмеялся и объяснил дебилам саму абсурдность их вопросов, мол признайся что ты шпион, а шпионам у нас смертная казнь. Реакция педиков не заставила себя долго ждать. Его несколько раз ударили, пытались придушить, потом демонстративно говорили, что его повесят, все это с криками на арабском и нежными предложениями сознаться.

Вопрос: — Зачем вам фотоаппарат?

— Фотографировать друзей.

— Зачем вам фотографировать друзей?

— Вот дебилы! На память о путешествии 🙂

Каждый вопрос на грани мудизма!

Люди в штатском пытались определить к какой разведке принадлежат парни: курдской, иранской или турецкой, а может быть русской, хотя странно, как они могли до этого догадаться?

По принадлежности техники они вычислили звания наших «шпионов»:

Олегс: 3 видеокамеры, спутниковый телефон, gps навигатор, фотоаппарат — однозначно офицерне меньше полковника!

Вард: 1 видеокамера, gps навигатор, несколько сотовых, статный вид почетного офицера — записан в капитаны, одновременно определив его как руководителя группы шпионов(с логикой у них совсем туго, при наличии «полковника», руководителем группы они назначили «капитана»).

Макс и Олег Максимов были записаны по количеству сотовых телефонов в рядовые.

Из всего того бреда, что несли парни из военной контрразведки, можно было заключить только одну точную и полезную информацию. Виза, полученная в Москве, страдает некоторыми недостатками.

Бумажку слепили из нескольких разных документов, которые попались умельцам в руки. Есть ошибки в арабских надписях. Подпись консула тоже смахивает на фиктивную, так как оказалось что «подписант» с июля 2011 года в Москве не работает, давно живет в Багдаде 🙂 Короче, кто и как слепил этот документ значения не имеет, но вот в копилку «шпионского» инвентаря он явно вписался очень удачно.

Весь этот букет заставил «людей в штатском» уверовать в то, что они имеют дело с диверсионной группой во главе с капитаном Варданянцом. Про успешный диверсионный рейд по иракской территории майора Шевелева Якова они тоже были осведомлены, причем про всю группу вопросы задавались из той же оперы. Они уже знали, где учился Яша, где работал. Грамотность работы первой группы приводилась в пример, как образец конспирации, мол майор-то мотоциклы оставил перед въездом в город и светиться не стал, а вы товарищ капитан слишком самонадеяны 🙂 Шизофрения! Так наверное подумал бы любой про этот ночной кошмар.

Последний допрос с пристрастием завершился только в пять утра с пожеланием подумать над признанием. Парни ночевали в кабинках по два человека. В девять утра пришли штатские, чтобы сообщить, что они закончили работу. На прощание они посоветовали подумать и для облегчения учести спокойно сознаться. Просили подписать чистый лист, мол на экспертизу почерка. Естественно, были посланы вежливо на курсы повышения квалификации. К этому моменту в Москве уже получили печально известное смс: «Сос! Нас обвинили в шпионаже грозят смерт казн и бьют обвинение в подделке визы.» В 3:30 по Москве оно пришло с номера Олега Капкаева. Текст сообращениябыл передан журналистам и начали выходить телевизионные выпуски новостей.

Все возможные варианты развития событий так или иначе просчитывались еще в среду вечером, все они были не радужными. Только экстренная и безаппеляционная эвакуация парней — единственный приемлемый вариант освобождения!

Сейчас, когда мы уже знаем детали предъявленных ребятам обвинений, уверенность в оправданности поднятого «шума» и требовании немедленного освобождения только укрепилась.

В нашем случае пришлось бы нанимать местных адвокатов, проходить процедуру следствия и суда. Причем для доказывания невиновности парней в нарушении режима въезда необходимо было бы сперва на территории России пройти процедуру уголовного преследования мошенника, который занимался изготовлением фальшивок. А это минимум год со всеми нашими обжалованиями и т.д. Тем более не известно кто конкретно изготовил фальшивку, наши турдеятели или бывшие сотрудники консульства Республики Ирак в России, или вообще какой-нибудь неведомый жулики. Параллельно пришлось бы приостанавливать процедуры в Ираке. А если бы нам не поверили и состоялся бы приговор или просто отказали бы в освобождении до суда? Парни поселились бы в иракской тюрьме и ждали бы, когда там разродится наше правосудие Приговором реальным жуликам. Потом бы нам пришлось просить смягчать приговор или пересматривать имеющийся. Прошу прощения за упрощенность формулировок, это лишь примерный вариант развития событий, который прорабатывался, пока парни были в заключении. Как поступать, надеяться на юридические процедуры и ждать правосудного решения иракской правовой системы или тупо вытаскивать парней без особых праволочек. Теперь понятно почему их надо было просто выпустить и не дожидаться запуска формальных юридических процедур!? Именно на данное «упрощенное вытаскивание» мы и расчитывали, когда общались с нашим консульством. Мало ли у них там какие авторитетные связи…

Понеслась

К середине дня сообщение о событиях в Ираке с нашими парнями зависло в топе яндекс новостей, причем на двое суток. О реакции писать не буду, все всё видели и всем, кто участвовал в этом, огромный байкерский респект!

Днем 24-го условия содержания существенно изменились. В шапочках невидимках (в смысле, человеку в ней ничего не видно) и со связанными за спиной руками парней перегоняют в другой корпус. Полный шмон. Всех заставили раздеваться. Чтобы не нашли последний источник связи с миром, пришлось организованно устраивать цирк с отвлечением внимания и перекидыванием аппарата. Прошло удачно. В камере набитой заключенными арабами ребята заняли самый дальний угол, позиция была выбрана исходя из возможности совместно держать оборону перегородив шконками подходы. Гайки с болтов в стене уже были заготовлены в качестве кастетов. Одним словом, после ночной обработки ожидали любых сюрпризов, в том числе и подсадка к толпе арабов. Но на удивленье, местные арестанты приняли их миролюбиво.

В шесть вечера ВВС передает сообщение главы МИДа Ирака о приказе отпустить парней. Вечером напряг был снят сообщением о том, что завтра финиш, вас отпускают!!! Подкреплено это сообщение было выделением каждому пленному мотоциклисту по отдельному матрацу. Тут же в Питер полетела смс с кодом об изменении обстановки. Но блин, уже таких освобождений было, верим, ждем.

 

Отпустили!

Долгожданное освобождение началось утром в пятницу 25-го мая. Поступила команда собираться, пришлось отказываться от заказанной джакузи с девочками 🙂 Под роспись выдавались документы, камеры, телефоны и и.д. По деньгам прикол вышел. Попросили переписать каждого сколько у них изъяли денег. Все написали разные валюты. Когда возвращали деньги листочки были уже переписаны иракскими чиновниками, с уменьшением сумм на 400 долларов и 250 евро. Попытка задать вопрос о недостаче закончилась просто. «Ой, сейчас начнем проверку, подождите тут еще… » 🙂 Какое там! Пулей в грузовик, быстрее от сюда. Прогон по базе занял минут пятнадцать, это целый город из бараков, вышек с пулеметами и техникой.

По полученным телефонам сразу и не понятно было, куда их везут. А везли ребят на базу к генералу иракской армии. Это стало понятно, когда сопровождавших тюремных шишек начали обыскивать при въезде, бегали они как ошпаренные и видно было, что парни на воротах куда более серьезные шишки. Опять обыск, опять по привычке телефон прячется в потаенном месте. Именно там ребята и познакомились с нашими консулами, Джамшетом и прессатташе Сергеем. Прошел медицинский осмотр, подписали бумаги об отсутствии следов телесных повреждений. Зависли на Олегсе. Какие претензии! Все ок! Валим, Валим, Валим!!!! Генарал пожурил парней, мол ай-ай-ай… Консул подписывает какую-то бумагу и по коням. Релакс наступил, когда парни сели в машины, русский шансон — музыки милее в те минуты и пожелать нельзя. Эскорт с автоматами и броники — все как в лучших традициях голливудских блокбастеров.

Петляния через перегороженные улицы Багдада и вот он флаг России! Дома!

Дальше, извинения за доставленные консулам неудобства, разговор со старшими товарищами, баня и куча ништяков.

Через пару часов на пикапах привезли четыре мотоцикла.

К парням относились реально очень хорошо и с пониманием. Это придавало уверенности, что ты в безопасности и находишься среди своих. О том, как договаривались и какие силы и люди были подключены к этой работе, конечно, надо рассказывать, но не нам и не здесь, парни сами обалдели от того, как громко и с каким размахом прошла операция по их освобождению.

С телефонами объяснение было простым: территория посольства – это режимная территория, на которой необходимо соблюдать меры безопасности и определенные правила. Доступ к трубкам предоставлялся по просьбе связаться с родными, естественно, что в разумных пределах 🙂 Дозвониться до освобожденных иракских пленников было не возможно. В результате у нас родилась даже шутка: связаться с парнями в Иракской тюрьме было легче, чем с «русской баней» в центре Багдада 🙂 (Е.В. – авторство). Но этот эпизод также, как и все остальные тонкие моменты «политики жанра» со временем тихо забудутся и канут в лету.

 

Всем понятно, что первое появление ребят на телеэкранах должно было проходить в правильном русле. Говорить всю правду, находясь в центе столицы Ирака, они не имели возможности, так как это могло затруднить процесс последующего выезда из страны. Тексты парни писали сами, с естественной и оправданной обстановкой, редактурой. Получилось, что получилось. Момент с объяснениями про заботу о нашей безопасности на арабском особенно веселый получился. На английском не говорит ни кто! За все время общения с иракскими военными, переводчик появился только на военной базе. Переводчик на русский появился только в ночь жестких допросов вместе с парнями в штатском. В целом, по первому интервью ребят у меня сложилось впечатление, что парни врут и оговаривают сами себя. Многим показалось также. На тот момент, конечно же, особого выбора у них не было. Но для друзей и близких они все равно оставались все теми же упертыми первопроходцами, рисковыми и безбашенными, настоящими мужиками!

Вывозили парней по настоящему в духе шпионских детективов. Легальной выездной визы им так и не дали 🙂 Тут дипломаты сработали выше всяких похвал! Они договорились с МИДом Ирака, что пограничники выпустят парней без выездной визы. Как сказали сами консулы, в их практике такого еще не было! Сажали прямо на борт. Пограничники срубили под протокол штраф с каждого по 125$ и отпустили с миром. Не представляю, чтобы поднялось в Москве, если бы ребят в очередной раз приняли, но уже по дороге в аэропорт. Видать «иракские парни в штатском» реально уверовали в то, что они обезвредили проколовшуюся диверсионную группу «капитана Варданянц» 🙂 и им хватило медалек за успешный перехват.

Пересадка в Стамбуле, потерянные Вардом деньги и вот он борт, который с опозданием на два часа все же доставил пленников на родину.

В аэропорту Внуково парней встречали как героев. Толпа журналистов просто не дала нам вытащить парней из-под этого прессинга. Из-за этого Олегс даже опоздал на поезд в Питер. Слезы любимых, крепкие объятия друзей и одноклубников, все было. Потом дорога домой к Варду и разбор полетов по горячим следам под рюмку коньяка. Смело можно кино снимать 🙂

Про мотоциклы парни говорят с изрядной долей горечи. Коняшки подготовлены к отправке, осталось только решить, какой компанией их переправить в Россию. Надеюсь эту преграду будет преодолеть куда проще, чем багдадские застенки.

 

Немного про желч от недалеких сограждан.

Попытка осветить в СМИ ситуацию в духе «сами виноваты, зачем поперлись» говорит только о серости и недалекости авторов таких посланиий. Во всем цивилизованном мире люди, путешествующие на мотоцикле, рассматриваются, как особая категория туристов. Эван Макгрегор, принц Уильям, Чегевара — как ни странно тоже путешествовали на мотоциклах, и совсем не в спокойных странах. Что это, сумашествие? Нет, это уже давно стало обычным делом, только в дороге мотоциклист может ощутить этот дух свободы. Да, иногда с привкусом экстрима. Но только так можно по настоящему почувствовать жизнь, не сидя у зомбоящика и слушая рассказы других, а прикосаясь к ней и открывая для себя все новые и новые уголки этого мира. Мотоцикл расширяет возможности для открытия этого мира, он дает тебе свободу в выборе. Почему-то никто не осуждает поездки на машинах на дальние расстояния, а тут что. У нас просто общество еще не дозрело, чтобы относиться к людям на двух колесах, как равноценным и полноправным участникам дорожного движения, для большинства далеких от мотоциклетной темы мы психи изначально. Вот от сюда и все печальные выводы про поездки в столь экстремальные направления. Развиваться надо, граждане, а не ползти на задворках цивилизации, выливая свою желчь на тех, кто обогнал вас на пути к продвинутому современному обществу.

Виза, показанная как «висящая на сайте правительства Ирака» на деле оказалась 1985 года выпуска 🙂 Перерыл весь интернет, так и не нашел действующего варианта. В Посольстве мне ее тоже не показали, мол она в компьютере в программе, так просто не распечатаешь.

Видя тот объем фактической работы, которую проделали консулы и дипломаты, пожалуй можно заключить, хочу гордиться тем, что я гражданин России! Пример реальных действий государства вселяет надежду, что в скором будущем лозунг «Мы своих не бросаем!» превратится в принцип работы всех государственных учреждений, будь то консульство при защите наших с вами прав за пределами Родины, будь то сотрудник собеса. Мы хотим видеть такие результаты Вашей работы, безпринципное отстаивание наших прав и готовность на все чтобы «брачный договор» был защищен.

PS: парни на свободе, теперь можно и бомбардировщики отправлять…. 🙂

Хроника развития событий:

часть 1

часть 2

Оставить комментарий

Вы должны быть залогинены чтобы оставить комментарий.