a_kuleshov, Записки мотоциклиста: Хатынь – Брест, 2009

Конечно, наше мотопутешествие по Белоруссии не ограничилось одной только Беловежской Пущей, о которой писалось ранее. Ещё на пути в Брест, долго выспрашивали, как найти Хатынь. Ни в одном атласе не могли найти это слово. «Езжайте по трассе, не пропустите», — говорили местные.

Хатынь

Мемориал расположен в пяти километрах от шоссе, ведущего из Витебска в Минск. Каждый километр своротки обозначен бетонным кубом. Едешь по дороге и считаешь. Осталось 4, 3, 2, 1 километр. Вот и большая автопарковка, автобусная остановка. Когда-то сюда вела обычная просёлочная дорога, на полях пасли скот, сеяли, собирали урожаи. Сейчас всё залито бетоном и асфальтом.

В Хатыни стоит гробовая тишина. Только колокола на месте сожженных домов ежеминутно звонят то тут, то там; слышится шарканье ног таких же, как мы, пришедших отдать дань памяти уничтоженным фашистами людям, белорусским деревням… 22 марта 1943 года карательный отряд окружил деревню. Всех ее жителей, кроме троих убежавших детей, согнали в сарай, который тут же и подожгли. Из горящего сарая спастись удалось лишь троим: Виктору Желобковичу, Антону Барановскому и Иосифу Каминскому. Сегодня Хатынь олицетворяет не только трагедию одной деревни. Здесь целое «Кладбище деревень». За три года оккупации, фашистами было уничтожено 9 тыс. 200 сел на территории Белоруссии, из них около 200 были выжжены дотла вместе с людьми. Расстреляно, повешено, замучено более 2 млн 200 тыс. мирных граждан.

В деревне Ала было расстреляно и сожжено 1 тыс. 758 человек, в том числе 950 детей. Людей запирали в домах и заживо сжигали. Пытавшихся бежать расстреливали из пулемётов. Могила этой деревни находится в 13 ряду «Кладбища деревень».

Дорожки из серых бетонных плит ведут по бывшей деревенской улице. На месте сожженных домов бетонная скульптура: первый венец сруба, печная труба-обелиск с колоколом. На обелиске фамилии сожженных хатынцев, живших на этом месте. Перед каждым домом открытая калитка, тоже из бетона. Всего 26 домов, 26 колоколов.

Люди тихо бродят по бывшим деревенским улочкам, вчитываются в имена и фамилии жителей, в названия уничтоженных деревень. На выходе зашли в музей. Где больше всего поразили откровения немецких солдат, писавших домой о событиях в Белоруссии. В отдельной нише современная история Хатыни – фото повествуют о визите президента Белоруссии на мемориал.

Брест

Найти крепость не сложно. Первый же таксист указывает нам направление: как въехали в город, так всё прямо и прямо. У памятника лежащему с автоматом в руках защитнику крепости стоит палатка. Посетители могут надеть военную форму на выбор, хоть генерала Красной армии, хоть эсесовца. Размеры есть все, от мала до велика. Родители одевают детей в форму советского командира, с портупеей, кобурой и фуражкой. Затем все вместе они рассаживаются на памятнике и долго фотографируются. При этом детей просят улыбнуться. Чем можно объяснить такое поведение? Наверное, невежеством.

Холмские ворота сохраняются в том же состоянии, в котором остались после взятия крепости. Тут, наверное, не осталось ни одного целого кирпича, всё выбито пулями, снарядами, минами.

Вечный огонь. Рядом с ним слышна музыка, как будто из-под земли – из динамиков, встроенных в руины одного из разрушенных до основания зданий, доносится вокализ, мелодия, полная скорби.

В музее крепости представлена вся её история, от основания до наших дней. Рыцарские доспехи, пищали, оружие Первой мировой войны и, конечно, потрясает своим разнообразием собрание оружия Второй мировой войны, мундиров, личных вещей советских и германских солдат, описания судеб защитников крепости, их жён и детей. Есть и письма с фронта. В одном из них, немецкий солдат пишет домой о том, как тяжело было захватить Брестскую крепость, как усиленно её бомбили, прежде чем войти в цитадель. На последних экспозициях – снова фотографии батьки Лукашенко, посещающего мемориальный комплекс.

А в нескольких сотнях метров от крепости есть ещё один музей – музей паровозов, тепловозов и электровозов, о котором мы нигде не слышали. Здесь мы повели около часа, осматривая паровозы не только снаружи, но и внутри. Вся техника в исправном состоянии, может самостоятельно передвигаться. Что интересно, зачастую экспонаты музея участвуют в съемках фильмов.

Продолжение следует. В следующий раз мы расскажем о белорусском курорте – озере Нароч и Мирском Замке. А затем отправимся в Россию.

Источник

Оставить комментарий

Вы должны быть залогинены чтобы оставить комментарий.